Минприроды
Заповедная
Россия
Порт Танхой – место значимых событий российской и мировой истории. В начале XX века здесь прошла трасса первых трансконтинентальных автогонок Пекин – Париж и Нью-Йорк – Париж.

Без преувеличения можно сказать, что были величайшие автомобильные состязания всех времен. Впервые машины пересекли Россию с востока на запад, и путь их пролегал через озеро Байкал. Именно из порта Танхой на пароме «Байкал» автомобили лидеров были переправлены на противоположный берег и смогли продолжить свой путь дальше через континент.

В тематическом плане проект представляет два автопробега:
1907 (Пекин – Париж) и 1908 (Нью Йорк – Париж) годов. В историческом пространстве их объединяют цель, маршрут прохождения трассы, спортивные команды и персоны участников.
Многочисленные фотографии представят подлинную эпопею тех далеких событий. От снимка к снимку перед посетителями экспозиции «Большие гонки» последовательно разворачивается интрига приключений первых автомобилистов. Общее число экспонатов – от 40 до 50 (фотоработы, инфографика, макеты автомобилей участников автопробега в специально изготовленных витринах).

На видеопанели будет демонстрироваться информационный фильм об автомобильных гонках 1907–1908 годов.
Проект создания исторической экспозиции
Ключевой вехой в истории развития автомобильной отрасли стала первая в мире трансконтинентальная гонка, проведенная благодаря журналистам. 31 января 1907 года издатели парижской газеты «Le Matin» бросили вызов всем автолюбителям: «Найдется ли кто-нибудь, способный проехать этим летом от Парижа до Пекина?» Предложение «Le Matin» многие расценили, как шутку. Трудно было найти два пункта, отстоящие друг от друга дальше, чем эти две столицы Востока и Запада, разъединенные 16 тысячами километров бездорожья. Экспедиция из Пекина в Париж казалась такой же масштабной и амбициозной задачей, как полет на Луну для наших современников. Это была настоящая поездка в неизвестность.
1907 год. Автомобилям, или «каретам без лошадей», всего 20 лет. До сих пор они являются игрушками для богачей, они не комфортны и не слишком надежны. Колеса по-прежнему сделаны из дерева, в мире почти нет дорог с твердым покрытием. Нет заправочных пунктов и автосервисов, а бензин продается в аптеках.

КАЛГАН
УРГА
КЯХТА
ВЕРХНЕУДИНСК
МЫСОВАЯ
Выезд из Пекина
Команда «Itala» в Китае
Китай. Застрявший в болоте трицикл «Contal»
Снабжение автомобиля «Itala» водой у колодца в пустыне Гоби
Переправа через реку французской команды «De Dion Bouton»
«Itala» преодолевает горный перевал в Китае
«Spyker» в китайской деревне
«De Dion-Bouton» № 1, Франция. Капитан Жорж Кормье
«Itala», Италия. Капитан Князь Сципионе Боргезе
«Spyker», Голландия. Капитан Шарль Годар
«De Dion-Bouton» № 2, Франция. Капитан Виктор Коллиньон
«Contal», Франция. Капитан Огюст Понс
Однако желающие нашлись. Несколько десятков команд подали заявки, но только пять отправили свои машины на старт в Пекине, который состоялся 10 июня 1907 года.
Никаких правил не было, кроме джентльменского соглашения помогать друг другу в случае необходимости. Единственным призом была бутылка магнум знаменитого шампанского «Mumm». Настоящей же наградой в этой гонке стала национальная гордость. Каждая команда желала заявить о своем первенстве в прохождении маршрута, который до этого преодолевали только на лошадях и верблюдах. Это был вызов для автопроизводителей: на просторах Евразии решался вопрос о лидерстве и престиже.
По пути следования гонки были организованы склады с бензином, маслом и запчастями. Запасы горючего и провизии отправили заранее из Пекина караванами верблюдов. Ралли Пекин — Париж стало первым «реалити-шоу» всемирного масштаба. Журналисты сопровождали экипажи от первого до последнего дня, разделяя с гонщиками все тяготы и сложности этого опасного испытания.
Маршрут был проложен по линиям телеграфной связи, что обеспечивало регулярное освещение состязаний в прессе.
Лето 1907 года выдалось холодным и дождливым, старые караванные дороги размыло. Путешественники с большим трудом преодолевали перегон от Пекина до монгольской пустыни Гоби — на равнинах машины увязали в густой грязи, а в горной части приходилось тянуть их на веревках при помощи десятков людей, лошадей и верблюдов. Автомобили полностью разгружали и даже частично разбирали перед подъемами и переправами.
В пустыне Гоби команды ожидало новое испытание — температура на солнце достигала 48 градусов.
Основная борьба между участниками состязаний развернулась на просторах Российской империи: из 16 тысяч километров маршрута гонки 13 тысяч пришлось на ее территорию. «Itala» первой пересекла границу Монголии и России в районе старинного забайкальского города Кяхта.

Обеспечение безопасности иностранцев и, в первую очередь, экипажа князя Боргезе, стало сложной задачей для русского правительства. После завершившихся накануне Русско-японской войны и революции 1905 года Сибирь была наводнена бандами отпетых убийц и грабителей. Опасность также представляли террористические группы социалистов-революционеров (эсеров). В Кяхте участникам автогонки было выдано личное оружие.

Боргезе рассчитывал, что в Сибири машина поедет быстрее. Военные карты, которыми располагал князь, показывали хорошую дорогу, идущую через Сибирь. Но после введения в строй Транссибирской железнодорожной магистрали все изменилось. Сибирский тракт оказался заброшен: часть дороги заросла лесом, многие мосты разрушились.

Путешественники решили воспользоваться железнодорожным полотном Транссиба, для чего им пришлось получить разрешение иркутского генерал-губернатора.
ИРКУТСК
ТОМСК
ОМСК
ПЕРМЬ
КАЗАНЬ
ТАНХОЙ
«Itala», провалившийся под мост на дороге между Мысовой и Танхоем
Автомобили «De Dion Bouton» в Иркутске
«De Dion Bouton» на пароме
Команда «Itala» в Мысовой
Итальянская команда в России
Николай Петрович и его колесо
Самые яркие приключения выпали на долю итальянского экипажа, захватившего лидерство после пересечения пустыни Гоби. Его возглавлял миллионер и политик князь Сципионе Боргезе. Мощная машина «Itala 35/45 HP» была заказана на заводе в Турине специально для автогонки Пекин — Париж. Князя сопровождал корреспондент «Corriere della Sera» и «Daily Telegraph» Луиджи Барзини. Уже тогда он был известным журналистом, освещавшим военные события в Китае 1900–1902 годов и работавшим при японской армии во время Русско-японской войны 1904–1905 годов. Снабжение бензином и машинным маслом на российском отрезке пути обеспечивало «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель». Однако в Кяхте обещанного склада с топливом не оказалось.
В Верхнеудинске гонщикам пришлось скупить все запасы бензина у местного бакалейщика, который продавал его во флаконах как пятновыводитель. Большой склад бензина и масла итальянская команда нашла только в Мысовой. Гонка почти закончилась для «Itala», когда она пыталась проехать по очередному ветхому мосту у озера Байкал. Доски подломились, и автомобиль провалился задними колесами в реку.
К счастью, при падении он зацепился за одно из бревен и повис, и пассажиры отделались ушибами. Хуже пришлось Барзини: на журналиста, зажатого на заднем сиденье, вылилось горячее масло из двигателя. Это было чудо, что все трое не получили серьезных травм, и машина не пострадала. Недалеко от станции Танхой итальянскую команду ожидало новое испытание. Двигавшаяся по железнодорожному полотну «Itala» застряла на рельсах перед встречным составом. Был слышен свист паровоза, за деревьями уже показался дым. Используя доски в качестве рычагов, последним усилием автомобиль удалось столкнуть с рельсов, и спустя мгновение мимо промчался поезд.
В станционном буфете Танхоя итальянцы бутылкой шампанского отметили благополучное прибытие. Они получили официальный документ, дающий право проезда по Кругобайкальской железной дороге до самого Иркутска, и автомобиль был включен в расписание поездов. Однако в непредвиденных ситуациях невозможно было рассчитывать на дублирующий путь — старая дорога вдоль Транссиба была разрушена. Команда приняла решение пересечь озеро на пароме Байкальской переправы.

Экипажи «Spyker» и «De Dion-Bouton» погрузили свои автомобили на поезд на станции Переемная и до Иркутска ехали по железной дороге. В Иркутске автомобилистов ждал радушный прием. «После целого ряда банкетов и празднеств, следовавших один за другим, мы выехали из Иркутска в 11 часов утра 3 июля…» (из записей Л. Барзини). Переход по Сибири и Уралу длился почти две недели. Для преодоления вязкого грунта Боргезе пришлось обернуть колеса цепями. Это помогло справиться с грязью, но со временем цепи подточили деревянные ободья и спицы. В районе Перми левое переднее колесо развалилось, и «Itala» встала. На помощь пришел мастер из ближайшей деревни. К восхищению итальянцев, русский мужик Николай Петрович отремонтировал колесо при помощи топора. Всего через несколько часов «Itala» была снова в пути.
Проблемы возникли и у Шарля Годара. При выезде из Иркутска на «Spyker» вышло из строя магнето. Находчивый француз погрузил автомобиль на платформу и по железной дороге отправился в Томский университет — интеллектуальный центр азиатской России, где русские инженеры сумели произвести необходимый ремонт. Затем Годару пришлось вернуться по железной дороге в Иркутск и оттуда продолжить гонку.
ВЛАДИМИР
МОСКВА
САНКТ ПЕТЕРБУРГ
БЕРЛИН
НИЖ. НОВГОРОД
«De Dion Bouton» и «Spyker» между городами Свияжск и Чебоксары
«Itala» в Москве. Поездка на Воробьевы горы
Москва. За рулем «Itala» механик Этторе Гизарди
Итальянская команда во Владимире
Встреча автомобиля князя Боргезе на Петергофском шоссе под Петербургом
Победители Князь Сципионе Боргезе и журналист Луиджи Барзини
Князь Сципионе Боргезе
Мраморный указатель, обозначающий границу между Азией и Европой, «Itala» прошла 20 июля. Князь Боргезе был недосягаем для соперников. Свой главный отрыв он совершил на перегоне Томск — Омск. Гонщики находились на грани физического истощения: на улице Омска журналист Луиджи Барзини упал без сознания.
27 июля «Itala» приехала в Москву, опередив конкурентов почти на 17 дней. Команду ждала торжественная встреча, князя Боргезе приветствовали как героя. Луиджи Барзини получил золотое перо «от редакций заграничных газет, в знак признательности за его отчеты, которые он сообщает в те газеты об этой интересной гонке».
Будучи уверенным в победе, князь Боргезе отошел от заданного маршрута, заехав в Санкт-Петербург на специально подготовленное торжество, после чего продолжил гонку.
10 августа ярко-красная «Itala» с триумфом финишировала в Париже. Публика овацией встречала победителя у редакции газеты «Le Matin». Это был невероятный подвиг: князь Боргезе проехал почти 16 000 километров за 60 дней.
«Spyker» прибыл через 12 дней, а две французские машины «De Dion-Bouton» — еще неделю спустя. Трицикл «Contal» сошел с дистанции еще в Монголии и навсегда остался в пустыне Гоби.
Гонка Пекин — Париж стала первой «войной шин». На автомобиле «Itala» были установлены шины «Pirelli», спонсором команды «Spyker» была фирма «Michelin», а компания «Dunlop» поддерживала французские «De Dion-Bouton».





После победы князя Боргезе красный цвет гоночных машин в Италии стал традицией. В красный окрашены автомобили Ferrari Grand Prix и по сей день.
Слава победителя величайшей гонки помогала фирме «Fabbrica di Automobili Itala» продавать машины по всему миру. Но вскоре она столкнулась с финансовыми проблемами, и в 1930-е годы вошла в состав компании «FIAT».
В последующие годы различными энтузиастами был организован ряд символических автопробегов ретромашин Пекин — Париж в нескольких версиях этого маршрута, но ни один из них не прошел через озеро Байкал.

Изображения:

Library of Congress
The Henry Ford Archive of American Innovation™
Detroit Public Library
Gallica BnF
Журнал «Автомобиль» 1907 г.
Журнал «Автомобилист» 1908-1909 гг. (РНБ)

В этой истории поражает все: и дерзость замысла, и отвага участников, и фантастическая выносливость первых автомобилей. Невероятен сам факт прохождения столь сложной трассы ещё очень примитивными машинами.

Рейд Нью-Йорк — Париж продемонстрировал, что новое транспортное средство является мощным инструментом, на который можно рассчитывать. Автомобильная революция шла полным ходом.

ЧИКАГО
САН-ФРАНЦИСКО
АЛЯСКА
ВЛАДИВОСТОК
Нью-Йорк. Экипажи в день старта. 12 февраля 1908 г.
Итальянский экипаж «Zuest»
Французский автомобиль «De Dion-Bouton» на линии старта
Французский автомобиль «Motobloc», за рулем Шарль Годар
Старт автогонки Нью-Йорк — Париж
Вид на площадь Таймс-сквер в день старта
Итальянский автомобиль «Zuest»
ХАРБИН
«Zuest», Италия. Капитан Джулио Сиртори
«Thomas Flyer», США. Капитан Джордж Шустер
«Protos», Германия. Капитан Ханс фон Кеппен
«De Dion-Bouton», Фр. Капитан Жорж Бурсье де Сент-Шаффрэ
«Motobloc», Франция. Капитан Шарль Годар
«Sizaire-Naudin», Франция. Капитан Огюст Понс
Парижское общество, ожидавшее победного возвращения хотя бы одной из французских машин, было разочаровано итогами ралли Пекин — Париж и надеялось на реванш. Уже через полгода французская газета «Le Matin» совместно с американской «The New York Times» организовали новую трансконтинентальную гонку.

Это был самый протяженный в истории автопробег: 165 дней, более 35 тысяч километров по дорогам двух материков. Он стартовал 12 февраля 1908 года с Нью-Йоркской площади Таймс-сквер.

В гонке участвовали шесть экипажей, представляющих четыре страны: Америку, Францию, Италию и Германию.

Рядом с национальными флагами на автомобилях развевались небольшие американские. Автомобильный клуб США пообещал, что всякий участник пробега, который привезет этот флаг в Париж, получит приз — тысячу долларов.



Команды должны были двигаться по маршруту Нью-Йорк — Аляска — Берингов пролив — Якутск — Иркутск — Красноярск — Томск и далее по России в Европу.



Новая трансконтинентальная гонка привлекла большее внимание публики, чем Олимпийские игры 1908 года. Как и в ралли Пекин — Париж, среди участников были профессиональные репортеры, отправлявшие сообщения с трассы пробега, и новости состязаний регулярно появлялись на первой полосе «Нью-Йорк Таймс».

ВТОРАЯ ТРАНСКОНТИНЕНТАЛЬНАЯ
МЫСОВАЯ
ТАНХОЙ
ИРКУТСК
КРАСНОЯРСК
ОМСК
ЧИТА
Гоночные команды и автомобили сопровождения в Чикаго
Автомобиль, застрявший в снегу, США
«De Dion-Bouton» в Ютике, США
«Thomas Flyer» пересекает Western Pacific Railroad
Прибытие «Thomas Flyer» на пароходе «Santa Clara» в Вальдес, Аляска
«Thomas Flyer», США
Метели сменялись дождями, и машины вязли в сугробах и грязи. Французский «Sizaire-Naudin» сошел с дистанции всего через 71 километр.
На отдельных участках автомобилисты преодолевали снежные заносы при помощи лошадей или двигались по железнодорожным шпалам. Вторым сошедшим экипажем через 1930 километров стал французский «Motobloc».
Команда «Thomas Flyer» на пароходе первой добралась до Аляски, но оказалось, что она непроходима. По телеграфу гонщики получили указание вернуться в Сиэтл, где уже собрались остальные участники. Согласно изменённому маршруту, автомобили были перевезены на корабле через Тихий океан в Японию, а оттуда — во Владивосток.
Последний автомобиль французов «De Dion-Bouton» сошел с дистанции в Японии, и по России продолжили путешествие только три экипажа: американский «Thomas Flyer» (под управлением Джорджа Шустера), немецкий «Protos» (Ханс Кеппен) и итальянский «Zuest» (Антонио Скарфоджио и Эмилио Сартори).

Первоначально планировалось, что экипажи доберутся до западного побережья Америки своим ходом, затем морским путем достигнут Аляски. Дальше надо было преодолеть Берингов пролив по льду и продолжить дорогу по просторам Сибири.
Организаторы умышленно дали старт в середине февраля, чтобы участники успели пересечь Берингов пролив до того, как вскроется лёд. Не успели автомобили отъехать от города, как начался сильный снегопад.
Сибирский этап был одним из самых сложных. Майская оттепель и дожди превратили путь в бесконечное море грязи, и гонщики столкнулись с теми же трудностями, которые годом ранее испытали команды рейда Пекин — Париж.

На этом участке «Protos» и «Thomas Flyer» вырывали друг у друга лидерство. Они стремились быстрее добраться до Читы — Транссибирская железная дорога предложила специальный приз в 1000 долларов команде, прибывшей в город первой. В Никольске, вспомнив о прошлогоднем опыте князя Боргезе, Ханс Кеппен решил воспользоваться полотном Транссибирской железнодорожной магистрали.

Получив разрешение, немецкий экипаж выехал на полотно Китайско-Восточной железной дороги. «Protos» был включен в расписание движения поездов, и машину сопровождал чиновник с красным флажком. 27 мая команда достигла станции Пограничная.





Джордж Шустер, напрасно истратив два дня на борьбу с заболоченными дорогами, вернулся в Никольск, откуда «Thomas Flyer» выехал по шпалам Транссиба вслед за командой «Protos».
НИЖ. НОВГОРОД
МОСКВА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
ГАННОВЕР
ЕКАТЕРИНБУРГ
«Thomas Flyer» застрял в грязи, Сибирь
«Thomas Flyer» в ожидании разрешения на проезд по Транссибу
«Thomas Flyer» въезжает на паром, Россия
Французский автомобиль «Motobloc», за рулем Шарль Годар
«Thomas Flyer», застрявший в болоте около Читы
«Thomas Flyer» и русский военный помогают выбраться немецкому экипажу
После сибирских испытаний грунтовые дороги европейской части России гонщики преодолели без проблем. Немецкий экипаж первым достиг Санкт-Петербурга и получил серебряный кубок из рук императора Николая II. В Европе «Protos» продолжал лидировать и первым финишировал 26 июля, затратив на маршрут 165 суток.

Но победителем была объявлена американская команда, прибывшая в Париж спустя четыре дня. «Protos» оштрафовали на 15 дней в связи с тем, что автомобиль после поломки был доставлен в Сиэтл по железной дороге, а американцам добавили 15 дней за поездку на Аляску. Через полтора месяца в Париже финишировал последний участник — итальянский «Zuest».

Автомобильные гонки 1907 и 1908 годов доказали всему миру, что новое транспортное средство надёжно и перспективно. Уже к 20-м годам минувшего столетия машины нашли свое место в жизни многих стран и даже перестали быть предметами роскоши. Пекин — Париж и Нью-Йорк — Париж остались величайшими автогонками в истории.

Лидировавший «Protos» прибыл в Читу 14 июня, и Ханс Кеппен получил призовые 1000 долларов. «Thomas Flyer» отставал на три дня.

19 июня «Protos» добрался до гор на Селенге, откуда был виден Байкал. Озеро стало препятствием, позволившим американцам настигнуть немецкую команду. Два экипажа не были так близко друг от друга от самого Владивостока и теперь оказались у новой стартовой линии. Обе команды пересекли Байкал на пароме-ледоколе. Сделав небольшую остановку в Иркутске, гонщики продолжили путь по Сибири. Итальянский «Zuest» находился еще в Харбине.



Однажды в 9 часов вечера Ханс Кеппен решил продолжить движение по железнодорожному полотну, несмотря на тот факт, что «Protos» потерял фары, а через два часа ожидался поезд. Немецкая команда рассчитывала проехать расстояние менее, чем за два часа, но машина двигалась медленно и в 11 часов была все еще на рельсах. История закончилось благополучно, но сопровождавшие экипаж военные были потрясены этой «дерзкой железнодорожной поездкой». На следующее утро Кеппену и Шустеру вручили телеграммы, запрещающие продолжать движение по Транссибу.

Команды выручил интерес к гонке великого князя Сергея Михайловича. Он увлекался автомобилизмом и был попечителем Санкт-Петербургского Автомобиль-Клуба (СПАК). По счастливой случайности, в это время великий князь направлялся на поезде из Москвы во Владивосток. Увидев застрявший в дорожной грязи неподалеку от Харбина «Protos», Сергей Михайлович был так потрясен плачевным видом автомобиля, что немедленно отменил запрет. Гонщикам было позволено вернуться на рельсы, но, согласно новым правилам, каждый экипаж должен был сопровождать железнодорожник с портативным телеграфным устройством.
Изображения:

Library of Congress

Gallica BnF

The Henry Ford Archive of American Innovation™

Detroit Public Library

Журнал «Автомобиль» 1907 г.

Журнал «Автомобилист» 1908-1909 гг. (РНБ)

Благотворителям

Уважаемые господа!

Байкальский заповедник приглашает благотворителей. Основным условием к участию в проекте является региональный или национальный масштаб деятельности компании. Условия сотрудничества вы можете обсудить со мной, Ириной Викторовной Лясота, заместителем директора Байкальского заповедника по экологическому просвещению и познавательному туризму.

+7 (924) 393-00-39
+7 (950) 385-00-81
ira_lyasota@mail.ru
Cохраним историко-культурное
наследие Байкала вместе!
СТАНЬТЕ УЧАСТНИКОМ НОВОГО ПРОЕКТА!