н а у к а

Научный отдел

Основная задача научно-исследовательских работ в заповеднике с самого начала его деятельности виделась в выявлении состояния основных компонентов природного комплекса на момент изъятия территории из хозяйственного использования и в дальнейшем отслеживании последующих изменений, вызванных как естественными причинами, так и последствиями деятельности людей на окружающих территориях. Конечная цель этих исследований – накопление научных знаний, необходимых для разработки методов и рекомендаций, направленных на сохранение и изучение уникальных природных комплексов центральной части Хамар-Дабана, а также рационального природопользования и успешного сохранения уникальной геосистемы Байкала.

Сформированному почти сразу после организации заповедника научному отделу пришлось одновременно с развёртыванием стационарных мониторинговых исследований по программе «Летописи природы» начать большую работу инвентаризационного плана. Для налаживания этих работ немало усилий приложили опытные исследователи, работавшие ранее в Баргузинском заповеднике, Л. Н. Николаева и А. И.Ткаченко. Под их руководством закладывались стационарные пробные площади и маршруты, разрабатывались графики режимных наблюдений, календарные планы работ по научно-исследовательским программам. На высоком научно-методическом уровне был составлен ими самый первый том «Летописи природы».

Так, научными сотрудниками заповедника ежегодно выявляются новые виды растительного и животного мира, проводятся мониторинговые исследования, направленные на изучение природных процессов и явлений происходящих на территории Байкальского природного заповедника.

Ежегодно с целью изучения природных комплексов и объектов, приобретаются новейшее оборудование, внедряются современные мониторинговые методы, создаются базы данных, производится картирование объектов, и все это играет важную роль для сохранения природы Байкальского заповедника.

Научные исследования, проводимые в Байкальском заповеднике

Географические исследования

Через район, где в настоящее время находится заповедник, в своё время пролегали пути многих научных экспедиций.
Начало исследованиям положено П. С. Палласом в 1772 г.

Научные результаты палласовской экспедиции превзошли все ожидания. Был собран уникальный материал. Собранные во время путешествий географические, геологические, ботанические, зоологические, этнографические и другие материалы впоследствии были обработаны и опубликованы.

Большой вклад в изучение рельефа и геологического строения значительной части территории Прибайкалья внёс И. Д. Черский. В 1877–1882 годах Он обследовал берега озера Байкал на всём их протяжении, изучил часть бассейна реки Селенги. Им составлена геологическая карта и геологическое описание окрестностей Байкала. Эти работы положили начало нашим современным знаниям о строении этой высокогорной части Сибири и имеют наибольшее значение среди его научных трудов. В конце XIX в., в связи со строительством Транссибирской железной дороги, геологические и географические исследования приобрели планомерный характер. В 1889–1891 гг. геолог и географ академик В. А. Обручев производил детальные геологические исследования на Байкале, это позволило разработать учение о неотектонических движениях земной коры. В результате проведенных геологических исследований он дает первое серьезное и глубокое объяснение происхождения байкальской впадины, а также обоснованную теорию о происхождении байкальской фауны и флоры.

Ботанические исследования

Среди природных богатств заповедника значение растительности особенно велико. Она представлена здесь различными типами лесов, болот и реже лугов. В комплексе с другими природными факторами – климатом, рельефом, водной сетью, почвами и животным миром – растительность составляет емкое единое понятие – тайга. До образования заповедника отдельные части хребта в разное время обследовались и описывались ботаниками.

Первые сведения о флоре и растительности появились во второй половине XVIII столетия. Этими работами характеризовался первый этап ботанического изучения Прибайкалья, часто называемый в географо-биологической литературе периодом академических экспедиций. Данные о растительном покрове носили еще весьма общий и в основном флористический характер.

Пионером изучения высокогорной флоры гор Прибайкалья и Забайкалья является Николай Степанович Турчанинов (1796–1863 гг.) – выдающийся флорист и систематик отечественной ботаники. В 1828 г., получив назначение на административную должность в г. Иркутск, он все свое свободное время посвящал изучению местной флоры. Хребет Хамар-Дабан он посетил в 1828, 1830 и 1835 гг., в 1829–1834 гг. работал на Восточном Саяне. Им создана первая капитальная монография «Байкальско-Даурская флора», куда вошли списки собранных им растений, данные о местонахождении, и в которой дана полная и точная характеристика флоры описываемого района. Дальнейшие работы этого периода были связаны в основном с развитием и дополнением исследований Н. С. Турчанинова.

В 30-е годы XIX века коллектором высокогорий Хамар-Дабана был А. А Бунге. В 1855–1859 гг. в горах Хамар-Дабана путешествовал Густав Раде, в 1868–1871 гг. работали ссыльные польские ученые Б. Дыбовский и В. Годлевский, в 1869–1872 гг. А. А. Чекановский и В. Ф. Ксенжопольский, в 1871–1881 гг. И. Д. Черский. Позже, в разное время, Хамар-Дабан посещают с целью проведения флористических сборов Ф. М. Августович в 1874, С. С. Щукин в 1881. В большинстве случаев эти исследователи занимались лишь сбором гербария или давали краткие указания на общий характер растительности хребта.

В начале XX века, в связи с окончанием строительства железной дороги вдоль берега Байкала, появилась возможность обследования новых районов. С 1901 по 1903 гг. в высокогорьях хребта побывали А. В.Фадеев, И. П. Бородин, Д. Н. Литвинов. В 1915 г. во время работы экспедиции Переселенческого управления Хамар-Дабан посетили Ю. Д. Цинзерлинг, В. Н. Сукачев и Г. Н. Поплавская, ими были сделаны геоботанические описания растительности высокогорий. Вторично В. Н. Сукачев побывал в гольцах близ Танхоя в 1925 году. В том же году в гольцах «Пики» у Танхоя экскурсировали В. А. Поварницин и Н. Коновалов.

В период с 1912 по 1940 гг. проведено несколько экспедиций профессором Валентином Ивановичем Смирновым (выпускник Казанского университета, основавший кафедру ботаники ИГУ и заведовавший ею с 1919 по 1931 год) с сотрудниками (А. Солодовникова, В. Брызгалова, Н. Епова и другие). Ими изучалось побережье Байкала от Слюдянки до Танхоя и высокогорная флора западнее границ заповедника в верховьях рек Снежной, Лангутая, Спусковой, Осиновки, Паньковки. Валентину Ивановичу с помощью сотрудников и студентов пришлось в условиях разрухи, продолжающейся гражданской войны, не сформировавшейся системы образования в первую очередь заниматься устройством и оборудованием кабинета ботаники и сбором учебного материала первой необходимости. Не считаясь со временем и силами, не располагая ни транспортом, ни денежными средствами, в поисках нужных растений сотрудники кафедры и первые студенты обходили горы Хамар-Дабана, Тункинскую долину до самой монгольской границы, собрали фундаментальный гербарий. Исследования В. И. Смирнова в 1950–1970 гг. были продолжены А. В. Смирновым (1957, 1960, 1962, 1967).

В 1930 году была организована Саяно-Хамар-Дабанская экспедиция для инвентаризации естественных кормовых угодий, ботанической частью которой руководил М. И. Назаров. Существенный материал для флоры (южный макросклон) хребта представили экспедиции П. С. Михно в 1936–1937 гг., собравшие обширный гербарий, в 1936 г, – А. С.Фетисова. В 50-е годы южный макросклон хребта исследовали Л. П. Сергиевская (1940, 1948 гг.), С. В. Гудошников (1948, 1950 гг.), А. А. Горшкова (1952 г.). В 1951 г. в высокогорьях северного макросклона Хамар-Дабана работал Г. И. Галазий. Он исследовал гольцы в районе метеостанции Хамар-Дабан, Лангутайских ворот, Комарского хребта, а также побывал в верховьях рек Лангутуя, Подкомарной, Переемной, Слюдянка, Рассохи, Хара-Мурин и др.

В 1951–1952 гг. на юго-восточной побережье Байкала и северном макросклоне Хамар-Дабана проводились обследования и ботанические сборы Л. В. Бардуновым и А. А. Андреевой. В 1956 году в западной части Хамар-Дабана побывал Л. И. Малышев.

При ботанико-географическом районировании побережья Байкала М. Г. Попов (1956) выделил самостоятельный юго-восточный Хамар-Дабанский район, отличительной особенностью которого является обилие реликтов дубово-грабовых лесов плиоцена и заносных «западных» видов.

Поясность растительности района изучала Т. И. Солодкова (1952). Ее исследования охватили северо-западную часть Большого Хамар-Дабана, восточные отроги Ключевского хребта, хребет Малый Хамар-Дабан. Вертикальный предел древесной растительности описан в работах Г. И. Галазия (1954). Также вертикальной поясностью растительности Хамар-Дабана занимались Н. В. Дылис, М. А. Рещиков и Л. И. Малышев (1965), Л. Н. Тюлина (1967, 1976). Кедровые леса, их структура и возобновление описаны подробно в некоторых работах А. В. Смирновым, М. А. Рещиковым, М. П.Тарасовым; чистые еловые леса на Хамар-Дабане – Н. А. Еповой, М. А. Рещиковым и М. П. Тарасовым; лиственничники – М. А. Рещиковым и М. П. Тарасовым.

Научный отдел в заповеднике функционирует с 1971-го года. В это же время в научном отделе появились научные сотрудники, занимающиеся флорой и растительностью – Л. П. Николаева (1971), Н. М. Жмайло (1971), З. А. Васильченко (1971–1978). В 1973 году в научный отдел заповедника пришли выпускники Иркутского госуниверситета: Е. Г. Лобанова-Мартусова, которая с 1973 г. по 2008 г. исследовала природные условия заповедника, особенности растительного покрова, вертикальную поясность растительности, лес и его строение; А. С. Швец-Краснопевцева, с 1973 г. по настоящее время изучающая фенологию растений, редкие виды растений, их биологию и экологию, макромицеты, с 2010 – ягодные и орехоплодные растения. Чуть позднее работать в заповеднике стала Л. В. Субботина (1975–2010) – ягодники, их биология и экология. Затем – лесовод Ю. М. Карбаинов (1978–1987). С середины 90-х годов в заповеднике работают лихенологи – И. Н. Урбанавичене и Г. П. Урбанавичюс (до 1999 г.).

С организацией заповедника появилась возможность проведения многолетних флористических и геоботанических работ. На первом этапе работы имели такие направления, как инвентаризация растений, выявление разнообразия растительности. С первого года существования научного отдела была заложена сеть постоянных пробных фенологических площадей, проводились гербарные сборы, велись наблюдения за редкими видами растений, выявлялись места их произрастания. Тогда же была заложена гербарная коллекция, которая была представлена сборами ботаников, работающих в заповеднике (З. А. Васильченко, Е. Г. Мартусова, А. С. Краснопевцева, Л. В. Субботина), особый интерес вызывали уникальные виды растений. Помимо этого в фондах хранились сборы лишайников члена-корреспондента Х. Х.Трасса, мхов – д.б.н. Л. В. Бардунова. Часть гербарных образцов были определены или уточнены корифеями ботаники – Л. И. Малышевым (Леонидом Ивановичем выявлены и изучены находящиеся в угрожаемом состоянии редкие и вымирающие виды растений Центральной Сибири, разработаны рекомендации по их сохранению на основе государственного и местного законодательства и была написана совместно с д.б.н. Г. А. Пешковой книга "Нуждаются в охране - редкие и исчезающие растения Центральной Сибири"). При пожаре в январе 2001 г., когда сгорело здание управления заповедника, ботаническая коллекция была полностью уничтожена. Систематизированный материал насчитывал около 2000 образцов.

В исследованиях растительного покрова большое участие принимали преподаватели Иркутского госуниверситета – ученица Нины Афанасьевны Еповой О. П. Дутина, прослужившая на кафедре ботаники ИГУ с 1956 по 1996 г., исследовавшая биологию тополя душистого, подготовившая многочисленных студентов и кандидатов наук; Г. Е. Рогова и Г. М. Яхненко, изучавшие тополевые, березовые леса и кедровники; И. Г. Ляхова и Е. И. Коссович, исследовавшие болота прибайкальских террас; из СИФИБРа – С. Г. Казановский, изучавший моховидные Хамар-Дабана; из Тартуского университета – чл.-корр. АН Эстонской ССР Х. Х.Трасс (лишайники); Кировского сельхозинститута – Г. Н. Перминова (почвенные водоросли); Лимнологического института СО АН СССР – В.Н. Моложников (с 1998 - ИрГСХА), учёный-байкаловед – карты по растительности и снежному покрову.

Участие в исследованиях принимали и студенты, защитившие впоследствии дипломные работы: Иркутский госуниверситет, кафедра ботаники – В. В. Дубровская (1982), Э. А. Артемьева (1982), Л. В. Козлова (1983), Н. В. Тихоньких (1984), А. Н. Доржиев (1985), М. А. Загородникова (1987), Л. В. Ачкасова (1987), В. М. Краснопевцева (2002); Московский госуниверситет, кафедра географии – Н. С. Гамова (2011), А. Жолобов (2013). В. М. Краснопевцева и Н. С. Гамова в настоящее время являются сотрудниками заповедника.

Для решения ряда ботанических проблем Байкальский заповедник привлекал и привлекает сторонние организации и крупных специалистов. В своих научных исследованиях коллектив тесно связан с научными учреждениями и высшими учебными заведениями России и стран ближнего зарубежья: МГУ, СИФИБР, ИрГСХА, Лимнологический институт СО АН СССР, ИГУ, Московский лесотехнический институт, АН Эстонской ССР и др.

Кроме того, растительностью заповедника активно интересуются и зарубежные учёные. Например, в августе 1988 г. заповедник посетила экспедиция Центрального Сибирского ботанического сада, в составе которой находились американские учёные из университета г. Фэрбэнкс (Аляска), которых интересовали отдельные растения, представители бореальной флоры, произрастающие в Прибайкалье.

В первые годы существования заповедника была проведена инвентаризация флоры высших сосудистых растений. В первой сводке было отмечено 777 видов. Вторая инвентаризация на территории заповедника была проведена в 2008–2009 гг. экспедицией Московской гимназии на Юго-Западе № 1543 под руководством Л. А. Абрамовой. Часть новых видов растений была обнаружена в результате работы группы ботаников под руководством В. Чепиноги (Иркутский госуниверситет, 2009), С. Г. Казановского (СИФИБР, 2011). Список видов флоры сосудистых растений постоянно пополняется.

В настоящее время с учетом всех дополнений флора высших сосудистых растений Байкальского заповедника насчитывает 1058 видов, лишайников – 659, моховидных – 288, грибов – 204, почвенных водорослей – 140 видов. Поскольку территория заповедника довольно обширна, возможны новые флористические находки.

Лихенологические исследования

Первые небольшие лихенологические сборы на Хамар-Дабане, в окрестностях пос. Слюдянка, в 30-е годы прошлого столетия были сделаны А. Н. Окснером.

В 1980-е годы изучение лишайников Хамар-Дабана в близких и пограничных с Байкальским заповедником районах Иркутской области и Бурятии проводилось под руководством профессора Тартуского университета Х. Х. Трасса. Основной целью этих исследований было картирование состояния эпифитных лишайников с использованием индекса атмосферной чистоты (И.А.Ч.) в окрестностях Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. В качестве фоновых ими были обследованы пихтово-кедровые леса в долине р. Выдриная, на самой западной границе заповедной территории. К сожалению, материалы с этих маршрутов тартуских лихенологов по Байкальскому заповеднику остались неопубликованными.

С 1986 года лихенологией в заповеднике занимались штатные сотрудники И. Н. Урбанавичене и Г. П. Урбанавичус. Их работы стали продолжением и развитием исследований, начатых эстонскими лихенологами. В 1990-е годы они проводили лихеноиндикационные исследования и изучение вопросов экологии эпифитных лишайников. Первая обобщенная сводка по лихенофлоре заповедника содержала 580 видов и была опубликована в 1998 г. К настоящему времени завершается инвентаризация лишайников Байкальского заповедника, список выявленных к концу 2017 г. включает 776 видов. Подготовлен и опубликован иллюстрированный, краткий полевой атлас лишайников заповедника.

Лесопатологические исследования

С образованием заповедника лесной охраной ведутся регулярные наблюдения за санитарным состоянием лесных насаждений. Первые признаки ослабления пихты были отмечены уже в 1975 году, а, начиная с 1977–1978 годов, на большой площади пихтовых массивов появились внешние признаки резкого ухудшения санитарного состояния древостоев.

Многочисленные сигналы работников лесной охраны послужили причиной к началу систематических детальных исследований пихтарников северного склона хр. Хамар-Дабан на территории заповедника. По результатам первых исследований появились работы В. И. Воронина (1982, 1989), Ю. М. Карбаинова (1985) и других.

В 1980 году Гомельской экспедицией Белорусского предприятия В/о Леспроект под руководством М. М. Коршука и И. С. Бабушкина было проведено текущее лесоустройство заповедника. В связи с ухудшением санитарного состояния насаждений, экспедицией было проведено маршрутное лесопатологическое обследование части территории северного склона хр. Хамар-Дабан в пределах заповедника. В результате была составлена карта лесопатологического состояния обследованных участков и заложены 2 постоянные пробные площади (ППП) для текущих наблюдений за санитарным состоянием древостоев. Общая площадь ослабленных участков была в то время невелика - не более 5 тыс. га, однако в обследование не попали некоторые участки со значительно ослабленным древостоем.

В 1983–1984 годах специалистами кафедры промышленной экологии и защиты леса Московского государственного университета леса (МГУЛ) под руководством д. б. н., профессора Е. Г. Мозолевской было проведено лесопатологическое обследование древостоев Байкальского заповедника. Экспедицией, которую возглавила старший научный сотрудник, кандидат сельскохозяйственных наук Т. В. Галасьева, собрана коллекция и составлен список дендрофильных насекомых и дереворазрушающих грибов. В полевых работах и обработке данных исследований принимали участие доцент, к. с/х. н. Э. С. Соколова, к. б. н. Е. П. Кузьмичев, старший лаборант Т. В. Шарапа, а также студенты 1-IY курсов факультета лесного хозяйства. В типичных лесонасаждених заповедника было заложено 9 ППП. 6 из них – в пихтовых древостоях северного макросклона хребта Хамар-Дабан заповедника, 3 – в сосновых древостоях южного макросклона хребта Хамар-Дабан.

В 1986 году для выявления общей ситуации санитарного состояния лесных насаждений южной части оз. Байкал по распоряжению Правительства СССР Московским специализированным лесоустроительным предприятием В/о Леспроект силами 4 полевых отрядов под руководством начальника партии М.Е. Гаврильца было проведено детальное обследование всех пихтовых лесов северного склона хр. Хамар-Дабан и части прилегающих территорий. В Байкальском заповеднике обследованием были охвачены практически все пихтовые насаждения. Было заложено 12 ППП.

С 1988 года в заповеднике проводились исследования по теме: «Динамика лесопатологического состояния древостоев Байкальского заповедника». Работы на 9 пробных площадях, заложенных в типичных древостоях заповедника экспедицией МЛТИ, и анализ полученных данных проводились по методике кафедры промышленной экологии и защиты леса МГУЛ. Повторные перечѐты в пихтовых древостоях проводились на 6 ППП северного макросклона хребта Хамар-Дабан в четные годы, в сосновых древостоях на 3 ППП южного макросклона - в нечетные годы. Цель и программа работ включала следующие вопросы: характеристику санитарного состояния типичных для заповедника насаждений, изучение динамики состояния пихтовых и сосновых лесов на постоянных пробных площадях, изучение причин ослабления и усыхания древостоев, выявление роли в этих процессах болезней и дендрофильных насекомых, пополнение коллекции насекомых для музея заповедника. В полевых работах принимали участие студенты ФЛХ МГУЛ; работники лесной охраны заповедника.

Всеми экспедициями была заложена основа для ведения текущего производственного лесопатологического мониторинга пихтовых насаждений заповедника.

В 2007 г. начался активный процесс усыхания кедров в кедровниках Южного Прибайкалья. В 2012 г. в кедровниках Бабушкинского лесничества Кабанского лесхоза (квартал 23, выделы 19. 21) на площади 1 га обнаружено 69 нежизнеспособных кедров и 5 усыхающих сосен.

В 2013 году специалистами отдела диагностики бактериальных болезней Иркутской межобластной ветеринарной лаборатории под руководством к. б. н. Т. И. Морозовой в очаге заболевания кедра отобраны образцы древесных хвойных пород для идентификация бактерий-возбудителей. В результате экспертизы обнаружен возбудитель бактериальной водянки хвойных (Ervinianimipressularis Carter) в 7 образцах древесины из отобранных 12-ти. Во время проведения работ в насаждениях выявлен список патогенных грибов. Были описаны первые находки Sarcosomaglobosum (Schmidel) Rehm на территории Байкальского заповедника.

В 2014 г. в заповеднике работала комплексная экспедиция специалистов (СИФИБР СО РАН; ФГБУ «Иркутская межобластная ветеринарная лаборатория»; Лаборатория мониторинга лесных экосистем, под руководством к.б.н. С. А. Кривец, г. Томск). Предметом их исследований был уссурийский полиграф Polygraphusproximus Blandf. (Coleoptera, Scolytidae) – новый опасный вредитель темнохвойных лесов. На территории заповедника (р. Осиновка Танхойская, р. Мишиха) следов его жизнедеятельности не обнаружено.

В 2014 г. возникли очаги массового размножения кедрового хермеса. Осенью 2014 г. началось усыхание и покраснение ветвей в нижней части крон кедров в древостоях р. Осиновки (Танхойской).

В 2015 г. возобновилось сотрудничество с МГУЛ. Исследования включали в себя рекогносцировочное обследования древостоев по реке Осиновка Танхойская и река Осиновка Мишихинская и повторные перечеты на 4 пробных площадях в кедрово-пихтовых лесах и на 6 ППП в пихтовых древостоях заповедника. Выявлено свежее усыхание и покраснение ветвей в нижней части кроны.

В сентябре 2015 г. на базе заповедника проведена конференция «Защита лесов от вредителей и болезней: научные основы, методы и технологии». На конференции старшим научным сотрудником заповедника Н. А. Беловой представлен доклад о динамике санитарного состояния лесов Байкальского заповедника.

Почвенные исследования

Начало систематического изучения почвенного покрова Забайкалья связано с экспедициями Переселенческого управления в 1906–1914 гг. В научной литературе конкретных сведений непосредственно о почвенном покрове территории заповедника не было до 1980-го года. Представление о свойствах почв заповедника можно было составить по литературным источникам (Г. Ф. Копосов, В. А. Кузьмин, Л. Г. Чернегова), описывающим почвы Южного Прибайкалья и Сибири.

Фактический сбор полевого материала в пределах заповедника и его аналитическая обработка были проведены в 1974 году студенткой О. Д. Ермаковой в процессе выполнения дипломной работы, осуществляемой под руководством доцента кафедры почвоведения и агрохимии биолого-почвенного факультета Иркутского госуниверситета В. П. Мартынова. Для центральной области северной части территории заповедника была выявлена закономерность смены почв, отражающая вертикальную смену растительности. Впервые констатировалось наличие здесь почв бурозёмного типа, приуроченных к руслам крупных рек в среднегорьях таёжного пояса, развивающихся под пологом пихтовой и пихтово-кедровой тайги. Оказалось, что локальные бурозёмы подобны по морфологическим и химическим признакам бурым почвам Приморья, Западного Саяна, Сербии и Карпат. Работа внесла существенный вклад в изменение традиционных взглядов на почвенный покров Прибайкалья в целом.

Мнение о наличии бурозёмов в горном обрамлении Байкала высказывалось ранее только как предположение. Работа А. С. Мартыновой и В. П. Мартынова «Почвы северной части Байкальского государственного заповедника», опубликованная в научном сборнике «Охрана и рациональное использование почв Западного Забайкалья» (Улан-Удэ: БФ СО АН СССР, 1980. С. 34–46), сделала этот факт бесспорным. Дополнительный сравнительный анализ физико-химических свойств доказал сходство бурых лесных почв Хамар-Дабана с аналогами Западного Саяна, Алтая, Урала и Дальнего Востока, формирующихся в подобных экологических условиях. В статье особо указывается на неоднородность структур почвенного покрова южного и северного макросклонов Хамар-Дабана.

Дальнейшее изучение почв заповедника проводилось в 1980 году сотрудниками Лаборатории почвоведения Института биологии Бурятского филиала СО АН СССР Ц. Х. Цыбжитовым и В. И. Убугуновой. Составлена Карта почвенного покрова территории заповедника в масштабе 1:100000. В горной системе Хамар-Дабан было выделено две структуры вертикально-поясного распределения почв: экстраконтинентальная для южного макросклона и гумидная – для северного. Особенность первого типа поясности заключается в чётко выраженных закономерностях распределения почвенных зон от тундровой до степной. Отличительной чертой гумидной поясности является отсутствие зон лесостепного и степного поясов.

Изучение почвенного покрова заповедника осуществлялось не только на республиканском уровне. Не остались в стороне и ведущие научно-исследовательские учреждения России.

В плане разработки договоров о научном сотрудничестве (1983–1984 гг.) совместно с сотрудником заповедника О. Д. Ермаковой сотрудниками Иркутского госуниверситета исследовался почвенный покров тополёвых лесов, распространённых на северном скате хребта Хамар-Дабан. Интерес объясняется тем, что эдификатор этих лесов – тополь душистый – относится к группе третичных видов, сохранившихся в настоящее время в Сибири и на Дальнем Востоке. Также в заповеднике проходили практику студенты кафедры почвоведения биолого-почвенного факультета ИГУ. Л. М Беляева в 1985 году предоставила в библиотеку заповедника дипломную работу «Характеристика почв лесных стационарных участков Байкальского заповедника».

Возможность развития процессов бурозёмообразования определяется, помимо климатических условий, составом поступающего растительного опада и характером его разложения. Изучение микробного населения бурых почв заповедника, осуществляемое в 1984–1985 гг. С. Ш. Нимаевой (Институт биологии Бурятского филиала СО АН СССР), показало, что их профиль представляет собой очень динамичную микробиологическую систему. Микробоценоз формируется по мезофитному типу с преобладающим развитием бактериальной флоры и периодической встречаемостью актиномицетов и грибов.

Влияние антропогенных воздействий на биоту заповедника изучалось в 1991–1995гг. по накоплению загрязняющих веществ в почвах и растениях. Исследования проводили сотрудники заповедника Урбанавичене И. Н. и Урбанавичюс Г. П. (совместно с Лабораторией атмосферного мониторинга, г. Москва).

Исследования фауны и биотопического распределения жуков-стафилинов (Coleoptera, Staphylinidae) северного макросклона хребта Хамар-Дабан специалистами Иркутского государственного университета (АВ. Шаврин, В. Г. Шиленков) завершилось научной публикацией, вышедшей в 1999 году.

В 2000 году сотрудниками Межотраслевого регионального центра повышения квалификации и переподготовки специалистов при Иркутском государственном техническом университете, на основе договора о научном сотрудничестве, на территории заповедника проводилось эколого-геохимическое исследование с целью оценки потенциальной устойчивости ландшафтов. В данном ракурсе обследовались и почвы заповедника, определялся локальный геохимический фон почвообразующих пород, бурых лесных склоновых и дерновых аллювиальных почв. Аналитическая часть проводилась в химической лаборатории отдела проблем прикладной геохимии в Институте геохимии им. А. П. Виноградова СО РАН, г. Иркутск (Н. Б. Санина, О. А. Пройдакова). Установлено, что по макроэлементному составу почвы района сопоставляются с аналогичными почвами восточного и западного горного обрамления оз. Байкал.

В 2001–2003 гг. в Байкальском заповеднике проходила практику студентка кафедры общего почвоведения факультета Почвоведения МГУ им. М. В. Ломоносова Е. В. Сиунова, работавшая под руководством д.б.н., профессора А. С. Владыченского. Изучены морфологические и физико-химические свойства, а также состав гумуса бурозёмов заповедника в бассейнах рек Выдриная и Переёмная. По результатам исследований написаны две курсовые и дипломная работы.

Определённый интерес к данному объекту проявлялся сотрудниками Института географии СО РАН (г. Иркутск). В монографии В. А. Кузьмина (2002) приводятся ценные сведения по обследованию болотных почв, сформированных на байкальской равнине, частично входящей в охранную зону заповедника. Данные химического обследования верховых торфяников Южного Прибайкалья не свидетельствуют об усиливающемся влиянии техногенеза на их состав по сравнению с природным геохимическим фоном.

В 2002 г. почвы заповедника изучали сотрудники ведущих институтов г. Иркутска – М. Ю. Семёнов, Г. П. Сандимирова, И. В. Коровякова, Е. С. Троицкая, Т. И. Храмцова (Лимнологический институт СО РАН; Институт геохимии СО РАН; Институт земной коры СО РАН). Изучен минералогический состав фракций почвы и почвообразующих пород в бассейне реки Переёмной. Представлены некоторые химические характеристики почв. Рассчитана скорость внутрипочвенного выветривания.

В 2010–2012 гг. специалистами российских и зарубежных научно-исследовательских учреждений (Институт географии им. В. Б. Сочавы СО РАН; Институт общей и экспериментальной биологии Бурятского научного центра СО РАН; Университет Бейрута (Германия) совместно с сотрудником заповедника О. Д. Ермаковой исследовались почвы в бассейне реки Осиновка (Мишихинская). Изучены морфологические и физико-химические характеристики почв; в частности, определены стабильные изотопы. В итоге оформлена совместная публикация.

В 2013 г. в Байкальском заповеднике работала студентка кафедры геохимии ландшафтов и географии почв Географического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова И. В. Алексеенко. Исследована пирогенная трансформация морфологических и химических свойств почв таёжных ландшафтов хребта Хамар-Дабан. Результат – в библиотеку заповедника предоставлена дипломная работа.

Многолетние мониторинговые исследования бурых горно-лесных почв заповедника, представляющих собой наиболее интересный объект, сотрудником заповедника О. Д. Ермаковой были начаты в 1983 году. Ввиду того, что главным постулатом научных изысканий в заповедниках является их комплексность, при постановке постоянных наблюдений за ходом почвенных процессов предпочтение отдавалось стационарным методам, дающим возможность получить максимально полную, по возможности круглогодичную, информацию, а также выявить некоторые взаимосвязи в системе почва – растения. Изучаются водно-физические свойства почвы, её влаго- и теплообеспеченность, накопление опада древесной растительности, целлюлозолитическая активность почвы. Подробное изучение температурных характеристик бурозёмов привело к выводу о том, что многие свойства почвы, в частности, зависящие от теплообеспеченности, очень специфичны и являются неотъемлемой частью экологии реликтовых видов растений. Именно этим и объясняется широкое представительство во флоре заповедника реликтов неморального комплекса. Сейчас поставлена задача по выявлению зависимости между компонентами экосистемы (абиотическими и биотическими) и экологическими свойствами почвы, чтобы иметь как можно более полное представление о роли почвы в общей структуре природного комплекса заповедника. Собранные материалы в дальнейшем послужит основой для сравнения изменений, происходящих в природном комплексе хр. Хамар-Дабан.

Исследования животного мира

На высоком уровне проводились и исследования животного мира заповедника. В этом участвовали и сторонние организации.

Энтомологические исследования в лесах заповедника начались вскоре после его образования. Первые сборы веснянок на территории заповедника проведены в 1972, 1973 гг. сотрудницей заповедника З. А. Васильченко и определены Ю. И. Запекиной-Дулькейт.

Студенткой Иркутского университета Н. А. Живовой в 1973 году собраны полужесткокрылые, жесткокрылые, которые определены специалистами кафедры зоологии беспозвоночных Иркутского университета.

В 1974 году в заповеднике сотрудником Горьковского университета Г. А. Ануфриевым и студентом А. В.Смирновым собраны и определены 108 видов 5 семейств Цикадовых заповедника.

В 1980 году сотрудником Биологического института (БИ) СО АН СССР г. Новосибирска А. В. Баркаловым собраны и определены мухи семейства журчалок.

Сведения о фауне и экологии слепней представлены сотрудником БИ СО АН СССР Б. Н. Захаровым, работавшим на территории заповедника в 1984 году.

Плановые исследования высших разноусых чешуерылых были начаты в 1980 году сотрудницей Бурятского института биологии СО АН СССР А. В. Тармаевой, а с 1981 года продолжены сотрудником заповедника Н. А. Беловой.

В 1982 г. в заповеднике проводил сборы чешуекрылых к.б.н. П. Я. Устюжанин (Новосибирск).

В 1983–1984 годах специалистами кафедры промышленной экологии и защиты леса МГУЛ под руководством д.б.н. Е. Г. Мозолевской, к.б.н. Т. В. Галасьевой собрана коллекция и составлен список дендрофильных насекомых.

В 1984–1985 гг. студентом Казанского университета П. Буганиным проведен сбор и определение перепончатокрылых из семейства настоящих муравьев.

В заповеднике неоднократно проводил свои исследования к.б.н. В. Г. Шиленков. На основании сборов 1988 г. из Байкальского заповедника был выявлен новый вид жужелиц Masuzoabaicalensis Shilenkovet Anichtchenko, 2008.

В 1988 году на условиях хоздоговора на проведение научно-исследовательских работ с Байкальским филиалом экологической токсикологии в заповеднике проводилось исследование по теме «Воздействие атмосферных эмиссий на лесных хорто- и герпетобионтных беспозвоночных Байкальского биосферного заповедника и сопредельных территорий». Исполнители: С. И. Дидоренко (БФЭТ); В. Г. Шиленков (ИГУ). Проведена инвентаризация жуков и полужесткокрылых заповедника и прилегающих территорий.

С учетом данных всех перечисленных выше работ в 1990 году сотрудницей заповедника Н. А. Беловой были подведены итоги по инвентаризации насекомых Байкальского заповедника.

В 2004 году сотрудницей ГПБЗ «Баргузинский» Т. Л. Ананиной проведены работы по учету жужелиц на территории заповедника в низкогорной части северного макросклона хребта Хамар-Дабан и проведен их эколого-фаунистический анализ.

В июле 2008 г. на территории заповедника работал к.б.н. энтомолог П. Н. Петров. В результате его исследований был дополнен и исправлен список жесткокрылых Байкальского заповедника.

По результатам сборов 2009 года энтомолога к.б.н. Ю. Н. Сундукова совместно с Л. А. Сундуковой выявлено 476 видов из 2 классов (пауков и насекомых), 7 отрядов и 73 семейств.

В настоящее время список насекомых заповедника включает 1288 видов из 8 отрядов и 95 семейств. В том числе: веснянки – 5 семейств, 22 вида; равнокрылые хоботные – 8 семейств, 129 видов; полужесткокрылые – 8 семейств, 46 видов; жесткокрылые – 35 семейств, 379 видов; сетчатокрылые – 1 семейство, 3 вида; перепончатокрылые – 11 семейств, 91 вид; двукрылые – 4 семейства, 116 видов и чешуекрылые – 23 семейства, 502 вида (из них высших разноусых чешуекрылых 429 видов).

В определении собранного материала приняли участие специалисты из ряда ведущих научных учреждений и учебных заведений России: Зоологический музей МГУ, Москва; Биолого-почвенный институт ДВО РАН, Владивосток; Институт проблем эволюции и экологии им. А.Н. Северцова РАН, Москва; Иркутский государственный университет; Зоологический музей МГУ, Москва; КГУ, Киев; Киевский государственный педагогический университет, Киев; ЗИН РАН, Санкт-Петербург; Институт систематики и экологии животных СО РАН, Новосибирск; Московский педагогический государственный университет, Москва; Благовещенский государственный педагогический университет, Благовещенск; Институт биологических проблем Севера ДВО РАН, Магадан; Уральский государственный лесотехнический университет, Екатеринбург; Ивановский государственный педагогический университет, Иваново; Лазовский государственный заповедник, Лазо; Государственный НИИ реставрации, Москва; Сибирский институт физиологии и биохимии растений СО РАН, Иркутск.

Сотрудники лаборатории экологических основ охраны генофонда млекопитающих БИ СО АН СССР проводили исследование населения мелких млекопитающих в высокогорье и охранной зоне заповедника (1988 г). Руководитель к.б.н. Л. И. Галкина.

В 2000 году студенткой А. В. Бойченко под руководством специалистов Иркутского госуниверситета (В. В. Тахтеев) и Лимнологического института СО РАН (Н. А. Рожкова) проводились работы по изучению зообентоса водотоков заповедника.

Рыбные запасы исследовались в 2012 году специалистами государственного научно-производственного центра рыбного хозяйства. Разрабатывалась тема: исследование базовых экологических параметров популяции хариуса в водотоках Байкальского заповедника. Руководитель А. И. Тугарин.

Планомерные зоологические исследования начались сотрудниками заповедника с инвентаризации фауны позвоночных животных в 1972–1975 гг. Первыми териологами заповедника, подготовившими отчет 1976 года, были Субботин Александр Михайлович и Бойченко Виктор Степанович.

В 1972–1977 гг. А. А. Васильченко провёл зоогеографический анализ авифауны Хамар-Дабана на основе полной инвентаризации птиц (на подвидовом уровне) с учётом количественной характеристики населения птиц по отдельным высотным поясам.

Соболю всегда уделялось особое внимание. С 1976 года изучение соболя было отдельной темой НИР. Начал работу по соболю в заповеднике В. С. Бойченко. С 1981 года эти работы продолжил В. Н. Попов. В 1989–1999 гг. работы вел В. И. Сутула. В 2000–2012 гг. изучение соболя продолжил П. В. Семенюченко.

Изучение крупных хищников, таких как бурый медведь, волк, рысь, росомаха, лисица началось с момента образования научного отдела. Специально изучать биологию и влияние этих видов на экосистему заповедника начал в 1975 году Г. П. Коротаев. В 1981–1987 гг. и в 2000-2003 гг. исследования продолжил В. Н. Попов. В 1988–1999 гг. бурого медведя изучал А. Я. Беч, он нашёл и описал за это время 41 берлогу. С 2004 года наблюдения по экологии бурого медведя продолжил П. В. Семенюченко, а изучение экологии остальных крупных хищных с 2007 года – Н. Н. Володченков.

Лесной дикий северный олень Алтае-Саянской популяции является в заповеднике сокращающим численность видом. Исследования его популяции проводил в 2008–2012 гг. Н. Н. Володченков. Далее, в 2012–2014 гг. работы по северному оленю вёл Ф. А. Мартусов.

Изучение орнитофауны

Васильченко Андрей Андреевич, к.б.н., старший научный сотрудник, орнитолог. Работал на территории заповедника с 1970 по 1977 гг. Первым провел инвентаризацию орнитофауны заповедника. На основании проведенных исследований в 1987 г. была издана монография А.А. Васильченко «Птицы Хамар-Дабана». С 1976 г. вел работы по теме «Размещение гнездящихся птиц по биотопам и высотным поясам хребта Хамар-Дабан». Тогда же начал изучать особенности миграции птиц в Южном Прибайкалье с помощью мечения. Птиц кольцевали на весеннем и осеннем пролётах на стационаре «Речка Мишиха», впоследствии ставшем станцией кольцевания птиц «Байкальская».

Баскаков Владимир Васильевич, старший научный сотрудник, орнитолог. Работал в заповеднике с 1978 г. по 2009 г. Продолжил исследования Васильченко по теме «Размещение гнездящихся птиц по биотопам и высотным поясам хребта Хамар-Дабан». Под его началом станция кольцевания «Байкальская» проработала до 1994 г. Помимо исследований на территории заповедника провел инвентаризацию биоразнообразия фауны водно-болотных угодий международного значения в дельте реки Селенги (государственный заказник «Кабанский»).

Анисимов Юрий Андреевич. Научный сотрудник, орнитолог. Работает в заповеднике с 2011 г. Ведет тему «Изучение миграции птиц юга Восточной Сибири (станция кольцевания «Байкальская»)». Совместно с НИИ биологии ИГУ в лице Фефелова Игоря Владимировича с 2015 г. ежегодно проводит учет колониальных водоплавающих птиц на гнездах в гос.заказнике «Кабанский» и прилегающих участках дельты р. Селенга. Руководитель Байкальского регионального отделения Русского общества сохранения и изучения птиц (РОСИП). Координатор проекта РОСИПпо сохранению дубровника Emberizaaureolaв России.

Анисимова (Абашеева) Валентина Игоревна, младший научный сотрудник, орнитолог. Работает в заповеднике с 2012 г. Ведет исследования по теме «Определение видового состава и плотности населения птиц на экологической тропе «р. Осиновка Танхойская». Участвует в работе станции кольцевания «Байкальская».

Коротков Николай Юрьевич, младший научный сотрудник. С 2013 по 2017 год работал по теме «Изучение миграции птиц юга Восточной Сибири (станция кольцевания «Байкальская»). Работы представлены в библиографии выше.

Пермяков Олег Юрьевич, младший научный сотрудник. С 2013 по 2016 год вел тему по изучению глухарей в Алтачейском заказнике.

Изучение соболя

Территория заповедника служит резерватом и очагом расселения соболя. Местная, хамардабанская, популяция соболя сохранялась в период общесибирской депрессии численности этого вида, продолжавшейся с конца XIX столетия по 30-е годы уходящего века. Но численность была настолько низкой, что для ее восстановления до промысловых размеров потребовалось искусственное расселение животных. В 1939–1959 годы в десяти пунктах Хамар-Дабана было выпущено более 200 соболей (Монахов, Тимофеев, 1973).

В 1981 году заповедник начал разработку темы по изучению популяционной экологии соболя. Необходимость таких исследований в регионе назрела к тому времени из-за снижения численности соболя. Исследования по данной теме дали очень много практического материала и проводятся заповедником до сих пор.

В настоящее время соболь в заповеднике заселяет все пригодные местообитания, от предгорий до субальпийских редколесий. Общая численность соболей на территории заповедника колеблется в пределах 2000 особей. Наиболее плотно соболь заселяет предгорья, нижнюю и верхнюю части лесного пояса. Обычно предпочитает темнохвойную тайгу с преобладанием кедра и кедровники в долинах рек. Здесь у соболя достаточно корма, доступного в течение всего года, а в многочисленных каменных осыпях, под корнями деревьев и среди валежника он находит себе прекрасные убежища.

Изучение редких видов растений и животных

С 1986 года ведётся в заповеднике изучение состояния популяций редких видов растений и животных. Охране и изучению этих видов сегодня уделяется особое внимание. На сегодняшний день на территории заповедника установлено произрастание 1006 видов растений, из них 93 вида относятся к редким. В заповеднике также обитают 63 вида животных, внесённых в Красную книгу Бурятии.

Задачи научного отдела

В настоящее время научный отдел заповедника выполняет следующие задачи:
- осуществляет комплексный экологический мониторинг природных экосистем по специально разработанной долгосрочной программе;
- ведёт составление аннотированных списков видов флоры и фауны;
- ведёт наблюдения за состоянием популяций и изучение экологии редких видов растений и животных, ценных охотничье-промысловых видов животных, имеющих существенную хозяйственную или социальную значимость;
- ведёт выяснение причин неблагоприятных тенденций в динамике природных комплексов и составляет прогноз их последствий;
- разрабатывает рекомендации по сохранению природных комплексов и объектов;
- осуществляет научное обеспечение организации экологического просвещения и познавательного туризма.

Одно из главных направлений в работе научного отдела занимает комплексный экологический мониторинг, ведущийся по программе Летописи природы.
В течение всего вегетационного периода (с конца апреля до середины октября) на постоянных пробных эколого-фитоценотических площадях, а также на постоянных маршрутах проводятся наблюдения. Ведётся учёт биоресурсов. Постоянно проводятся фенологические наблюдения и глазомерная оценка цветения и плодоношения ягодных и орехоплодных растений. Яркая особенность флоры заповедника – наличие в ее составе элементов третичного неморального комплекса. Особенности стадийных оледенений, мягкость современных климатических условий и некоторые другие исторические процессы позволили сохраниться на южном побережье озера Байкал целому комплексу доледниковых растений (реликтов). Всего на территории заповедника и его охранной зоны найдено 28 видов высших сосудистых растений, относящихся к реликтам. Кроме реликтовых видов на территории заповедника и его охранной зоны произрастают эндемичные виды, и другие растения.

В заповеднике ведутся постоянные наблюдения за состоянием и динамикой свойств уникальных почв заповедника – бурозёмов. Отслеживается влияние листового и хвойного опада на процесс почвообразования в кедрово-пихтовых лесах.
Ежегодно проводятся учёты птиц и млекопитающих. Исследуются особенности экологии и биологии соболя. В последние годы развёрнуты работы на высокогорном стационаре по изучению экологии северного оленя – редкого лесного подвида, обитающего в горах Хамар-Дабана. По договору с Госрыбцентром ведётся изучение состояния популяции хариуса в реках заповедника.
В охранной зоне заповедника возобновлена и продолжается работа по мечению птиц во время пролёта с помощью оригинальной стационарной ловушки, созданной по методике орнитологов национального парка «Куршская Коса».
Изучение фауны насекомых в заповеднике начались вскоре после его образования. В 1990 году были подведены итоги по инвентаризации насекомых Байкальского заповедника. В результате составлен список выявленных к этому времени видов, он включал 1170 видов насекомых из 8 отрядов и 86 семейств.
В настоящее время ведётся мониторинг фауны чешуекрылых (бабочек), которых насчитывается здесь 429 видов. Данные энтомологического мониторинга могут быть использованы, как региональный банк информации по состоянию энтомокомплексов лесных биоценозов Южного Прибайкалья. Знание экологических особенностей комплексов дендрофильных насекомых необходимы для определения режима лесозащиты исследуемого района.
Насекомые, особенно бабочки, вызывают огромный интерес у посетителей заповедника, особенно у детей.
Продолжаются работы по инвентаризации флоры и фауны в заказниках «Кабанском» и «Алтачейском», а также на территории заповедника.